Publications

Импакт-инвестирование | Опыт Западной Европы в COVID-19

Опыт импакт-инвестирования в странах Западной Европы в период COVID-19


Взаимосвязь рынков частного капитала и благосостояния общества и планеты стала очень актуальной темой. В 2015 году в Нью-Йорке и Париже правительства стран поставили перед собой амбициозные цели по предотвращению изменения климата и обеспечению такого экономического роста, который принесет пользу всем странам и их жителям, а не только богатому меньшинству, — это цели, которые, по оценкам, потребуют более 2,5 триллионов долларов в год дополнительных частных инвестиций.

В то же время, отчасти в ответ на критические замечания о том, что безответственный краткосрочный подход на рынках капитала вызвал финансовый крах 2008 года и последовавшую за ним Великую рецессию, некоторые ведущие институты рынка капитала обязались применять более долгосрочный, устойчивый и социально ответственный подход к инвестированию.

Растущий спрос на более социально ответственное, целевое финансирование лучше всего иллюстрируется появлением нового подхода к использованию капитала под названием «импакт-инвестирование». Начав свое развитие в качестве ниши, в которой в основном заинтересованы богатые и склонные к филантропии люди, импакт-инвестирование в настоящее время поддерживается растущим числом ведущих институтов на рынках капитала. Критики задаются вопросом, является ли недавняя приверженность мейнстрим-финансов влиянию инвестиций поверхностной и временной.

Анализируя рынки импакт-инвестирования в европейских странах, невозможно не брать в расчёт сложившуюся ситуацию и происходящие изменения. Поскольку COVID-19 распространился по всему миру, то его влияние привело к далеко идущим, быстро меняющимся и неравномерным последствиями для здоровья людей и экономики в различных регионах, секторах и цепочках поставок. В то время как некоторые сегменты рынка столкнулись со значительным уменьшением, другие видят новые возможности, которые отражают адаптацию общества и меняющиеся приоритеты. В обоих случаях COVID-19 усилил потребность в увеличении доли и объема инвестиций.

В европейских странах COVID-19 создал давление во всех секторах, причем некоторые из них испытывают особенно острые и неотложные потребности в финансировании. Инновации в области здравоохранения требуют постоянных инвестиций, причем такие области, как психическое здоровье, становятся приоритетными подотраслями. Финансовые услуги также стали приоритетной областью для дальнейших инвестиций; недавние исследования BFA Global обнаружили корреляцию между ограничениями доходов и возросшими расходами в результате появления COVID-19.

Наряду с ограничениями малого и среднего предпринимательства (МСП) эти проблемы с денежными потоками в европейских странах предполагают необходимость быстрого кредитования отдельных лиц и МСП, а также других долгосрочных решений (включая гранты и финансовую поддержку). Продовольствие и сельское хозяйство также требуют дополнительных инвестиций.

Торговые ограничения на экспорт из европейских стран, как ожидается, ограничат потоки продовольствия на ключевые рынки, что приведет к усилению продовольственной безопасности, а нехватка рабочей силы из-за заболеваемости и ограничений на передвижение, как ожидается, повлияет на всю цепочку поставок производства, переработки, распределения и логистики.

В целом, по оценкам Всемирной продовольственной программы, к концу 2020 года 265 миллионов человек по всему миру могут столкнуться с острой нехваткой продовольствия. По мере развития кризиса, вероятно, появятся дополнительные приоритетные секторы.

Малые и растущие предприятия (МРП) — обычные получатели инвестиционного капитала сталкиваются с серьезным риском от COVID-19 и его экономических последствий. Недавний отчет Aspen Network of Development Entrepreneurs (ANDE) показал, что 42% МРП в Европе сталкиваются с неизбежным риском неудачи в результате ограниченных операций; многие из них могут быть нацелены на привлечение инвестиций с эффектом воздействия.

Кризис привел к беспрецедентно резкому росту уровня безработицы. Более трети МРП в европейских странах уже сократили численность своего персонала, и ожидается, что эта тенденция не изменится. Аналогичный тренд сохраняется и среди крупных компаний, а рекордные уровни безработицы зафиксированы в странах G7 и на всех развивающихся рынках.

Помимо безработицы, воздействие COVID-19 на рабочую силу было быстрым и разноплановым. Во втором квартале 2020 года количество рабочих часов в мире сократилось на 10,5% по сравнению с докризисным уровнем, что эквивалентно 305 миллионам рабочих мест с полной занятостью. По прогнозам ПРООН, потери доходов составят около 220 миллиардов долларов США. Во многих случаях качество рабочих мест также пострадало, причем люди, работающие из дома, работники фабрик и трудовые мигранты особенно подвержены «переработке» после COVID-19.

Не все заинтересованные группы затронуты в равной степени; многие из наиболее уязвимых стран Европы несут на себе основную тяжесть последствий кризиса в области здравоохранения и экономики. COVID-19 затронул людей во всем мире, причем на уровне стран наблюдаются различия в распространении вируса и серьезности его экономических последствий.

Тем не менее на развивающихся рынках наблюдался самый резкий спад инвестиций, причем более 90 миллиардов долларов иностранного капитала покинули развивающиеся рынки с конца января по конец мая 2020 года (и, вероятно, еще больше с тех пор), что подчеркивает текущие и будущие потребности в финансировании.

Из-за возникших трудностей во многих странах некоторые демографические показатели остаются особенно уязвимыми. Например, около двух миллиардов человек — непропорционально большая часть молодежи, женщин и исторически обездоленных расовых или этнических групп — работают в неформальном секторе занятости и поэтому более подвержены потере работы и трудозатратам. Точно так же люди в рамках этой же демографической группы исторически имеют самые слабые системы социальной защиты, что делает их наиболее уязвимыми перед финансовыми потрясениями, отсутствием продовольственной безопасности, отсутствием доступа к качественному медицинскому обслуживанию и хищнической практикой.

В 2019 году в Европе было объявлено 6412 проектов, предполагающих прямые иностранные инвестиции, — на 0,9% больше, чем годом ранее. В период до кризиса 2020 года практически все они с высокой вероятностью дошли бы до стадии реализации. Однако сейчас ожидается, что вследствие неопределенной обстановки на рынке из-за пандемии только 65% объявленных в прошлом году проектов будут реализованы в срок, четверть проектов будет отложена, а десятая часть — совсем отменены.

Почти одна пятая часть всех европейских проектов с привлечением инвестиций приходится на Францию. Она продемонстрировала очень высокий рост инвестиционной активности: в 2019 году в стране было объявлено о 1197 проектах, что на 17% больше, чем годом ранее. В итоге Франция впервые вышла на 1-е место в Европе по количеству проектов с привлечением ПИИ, сместив с него бессменного до сих пор лидера — Великобританию.

Согласно опросу, проведенному в конце апреля 2020 году в 113 компаниях, только 11% инвесторов не собирается никак менять планы на 2020 год. Остальные внесли в них коррективы, что напрямую связано с пандемией и ее последствиями. По данным исследования «Барометр уверенности компаний», проведенного EY в марте этого года, 73% компаний ожидают, что пандемия нанесет серьезный урон мировой экономике. Спад в Европе окажет существенное влияние на приток ПИИ, особенно если учесть, что с 2015 по 2019 годы на долю европейских компаний приходилось свыше половины всех инвестиций в регион.

Сейчас, когда отсутствует ясность относительно второй волны COVID-19, зарубежные инвесторы могут начать отдавать предпочтение тем европейским странам, которые были затронуты пандемией в наименьшей степени (например, Германии), и отказываться от инвестиций в наиболее пострадавшие страны (Испанию, Италию, Великобританию). Лондон, Париж и другие крупнейшие мегаполисы, которые были затронуты в период пандемии, могут постепенно утратить привлекательность для инвесторов.

Вместе взятая информация, представленная выше, дает пять ключевых представлений о приоритетах и потенциале реагирования рынка импакт-инвестиций на COVID-19:

• Обостряются острота и неотложность определенных социальных и экологических потребностей. Обострение демографических проблем, связанных с недостаточным обслуживанием населения. Особенно подвержены влиянию кризиса в сфере здравоохранения женщины, исторически обездоленные расовые и этнические группы и молодежь. Эти группы сталкиваются с высокими рисками, связанными с вирусным воздействием, безработицей и отсутствием продовольственной импакт-безопасности — областями, где импакт-инвестиции могут сыграть определённо большую роль.

• Импакт-инвесторы сталкиваются с острыми потребностями в рамках своих собственных портфелей. Многие импакт-инвесторы (42%) ссылаются на приоритетное внимание к поддержке своего текущего портфеля. Для этого большинство инвесторов уже оказали нефинансовую поддержку (76%), а другие стремятся поддержать свои портфельные компании в привлечении дополнительного капитала или путем реструктуризации.

• Импакт-инвесторы располагают капиталами для поддержки приоритетных секторов. Последствия COVID-19 привели к значительной потребности в финансировании ключевых секторов, а именно в финансовых услугах, продовольствии и сельском хозяйстве, а также здравоохранении. Импакт-инвесторы чаще всего стремятся инвестировать в эти же самые секторы.

• Развивающиеся рынки рискуют столкнуться с непропорциональной нехваткой капитала — однако многие влиятельные инвесторы разделяют желание в дальнейшем инвестировать в те же самые регионы. Уже более 90 миллиардов долларов инвестиционного капитала (влияние и другие факторы) покинули развивающиеся рынки. Инвесторы, ориентированные на развивающиеся рынки, также описывают планы по изменению своей региональной направленности, но одновременно выражают интерес к возможностям в странах Африки к югу от Сахары и Латинской Америки и Карибского бассейна.

Читать далее:





Все актуальные новости в мире импакта, устойчивого развития и smart-финансов на нашем официальном Телеграм-канале IxD Capital | Impact Channel
Региональный обзор