Publications

Импакт-инвестиции | Охрана природы и биоразнообразие

Импакт-инвестирование — это финансовое решение для проблемы потери биоразнообразия


Финансовый сектор пока проявляет очень сдержанный интерес к сохранению биоразнообразия. Импакт-инвестирование в проекты, способствующие сохранению биоразнообразия, открывают новую страницу в истории взаимоотношений природы и бизнеса. По последним оценкам, стоимость потенциальных инвестиционных возможностей для предоставления социальных услуг основанию экономической пирамиды в течение следующего десятилетия составит от 4 миллионов до 1 триллиона долларов. Инвестиции в коммерческие предприятия, которые производят сопутствующие выгоды для сохранения биоразнообразия, составят небольшую часть этого растущего объема частного капитала, мобилизуемого на «благо».

У большинства крупных некоммерческих природоохранных организаций сейчас есть четкие программы, ориентированные на «бизнес и биоразнообразие» (Conservation International; The Nature Conservancy; Wildlife Conservation Society; WWF). Эти программы нацелены на партнерство с целью информирования и стимулирования предприятий к уменьшению их воздействия на окружающую среду и защите биоразнообразия и экосистемных услуг в максимально возможной степени. Все эти инициативы нашли положительный отклик у компаний, в особенности, у тех, чья деятельность связана с секторами, зависящими от природных ресурсов. За некоторыми исключениями, эта тенденция не поддерживается участниками финансового сектора — инвесторами, банками и страховыми компаниями.

Ситуация начала меняться после саммита «РИО+20», когда 39 руководителей финансовых учреждений одобрили Декларацию о природном капитале, которая содержит следующие обязательства:

  • понимать влияние и зависимость от природного капитала;

  • инвестировать природный капитал в финансовые продукты и услуги — займы, акции, облигации и страховые продукты;

  • вести учет природного капитала через систему бухгалтерского учета;

  • раскрывать информацию и создавать отчеты, касающиеся природного капитала.

За последнее десятилетие выделилось несколько превалирующих тенденций, которые позволяют составить общее впечатление о состоянии отрасли:

  • Большая часть инвестиций, вводимых в экологический сектор, сосредоточена на товарах, которые производятся таким образом, чтобы способствовать получению сопутствующих выгод от сохранения биоразнообразия.

  • Хрестоматийными примерами подобных вложений являются инвестиции в компании, которые производят кофе или какао. Также можно отметить инвестиции в устойчивое рыболовство и экотуризм, которые приносят ощутимые выгоды для сохранения биоразнообразия. Данные вложения ориентированы на финансовую отдачу, поэтому выгоды для биоразнообразия, которые они производят, являются именно"сопутствующими" - но не целевыми задачами компаний. Таким образом, становится ясно, что сектору необходим инвестиционный механизм, который поддерживал бы финансовые вложения в предприятия по сохранению биоразнообразия, был бы сопряжен с высоким риском, но приносил ощутимую финансовую выгоду. Будущее стоит за предприятиями по оплате экосистемных услуг, компенсации потери биоразнообразия и другими возникающими на рынке инновационными подходами.

  • Пока нельзя с уверенностью назвать BCV (Biodiversity Conservation Ventures, Венчурные предприятия по сохранению биоразнообразия) обычным явлением. Те, что возникли в начале десятилетия — не отслеживали или не оценивали их экологическую отдачу с достаточной детализацией. Большинство видов деятельности в экологическом секторе не были ориентированы на финансовую устойчивость, не говоря уже о получении прибыли. Это было связано частично с отсутствием спроса и рынков, частично — в историей и культурой экологического сектора. В отличие от социального сектора, поддержка предпринимательства и инноваций в секторе сохранения биоразнообразия явно отсутствовала. Сейчас ситуация изменилась в лучшую сторону, хотя многие аспекты взаимодействия двух секторов требуют серьезной работы. В мире появилось количество BCV, достаточное для поддержки автономного инвестиционного механизма, поэтому сейчас на передний план выходит разработка новых рыночных подходов и инструментов.

  • Филантропический сектор активно поддерживает существующие фонды, инвестирующие в экологическое пространство. Даже «традиционные» экологические проекты в значительной степени финансировались за счет благотворительных инвестиций, что говорило об их позиционировании как высокорисковых и низкодоходных инвестиций. Сейчас это впечатление постепенно изживает себя, а экологические проекты, в большей степени, финансируются за счет частного капитала, который вкладывается для получения финансовой прибыли.

Цели устойчивого развития ООН охватывают проблему сохранения биоразнообразия. Поиск новых решений проблемы создает спрос на новые и инновационные продукты и стимулирует разработку новых, более эффективных производственных практик. Часто всплеск роста происходит в определенной нише, где покупатели ищут высококачественные, экологически чистые продукты, количество которых в этот конкретный момент может быть весьма ограниченным. примечательно, что потребители младшего возраста проявляют больший интерес к продукции с положительным воздействием на окружающую среду, чем к продукции с минимальным вредом.

Растущая осведомленность потребителей создает спрос на новые продукты и товары, обеспечивающие экологические преимущества, за счет чего увеличиваются возможности сбыта этих продуктов. Как и на всех развивающихся рынках с небольшим и спорадическим спросом, продукты, оказывающие положительное воздействие на окружающую среду, выигрывают за счет субсидий из благотворительных источников. Целевые фонды Охраны Природы и другие финансовые предприятия, которые готовы взять на себя риск успеха или неудачи, должны сыграть важную роль в создании этих компаний нового поколения и развития их до точки, где они смогут привлечь инвестиционный капитал посредством долговых обязательств или путем продажи акций.

В случае успеха Целевые Фонды по Охране Природы, которые поддерживают успешные предприятия по сохранению биоразнообразия, могут, в конечном итоге, иметь возможность запускать собственные инвестиционные фонды в качестве способа получения прибыли со своего капитала.

Являются ли импакт-инвестиции способом сохранения биоразнообразия?


Импакт-инвесторы являются пионерами в сфере сохранения лесов и биоразнообразия. Начало пути при финансировании проекта в этих сферах сопряжено с определенными трудностями — отсутствие репутации и сопряженная с этим неопределенность в отношении рисков и нормы прибыли служат сдерживающим фактором для многих частных инвесторов. В настоящее время ведется работа по многим направлениям для улучшения состояния сектора — создаются новые методики измерения воздействия, наращивания местного потенциала и защиты природных территорий. Социальное воздействие в настоящее время измеряется с помощью легко идентифицируемых показателей, таких как количество созданных рабочих мест, доля женщин среди рабочей силы и уровень оплаты труда.

С общим воздействием на окружающую среду дела обстоят сложнее — в мире пока не существует международно признанного стандарта, который мог бы предоставить удовлетворительные доказательства наличия и объема положительного воздействия. Проведение измерения воздействия с экологической точки зрения, особенно в том, что касается сохранения биоразнообразия, на данный момент представляется очень трудным и дорогостоящим. Широкомасштабный процесс комплексной проверки часто приводит к предположению, что инвестиции имеют значительное положительное экологическое и социальное воздействие. Тем не менее, это не подтверждается мониторингом состояния экосистем.

Какие шаги могут быть предприняты в дальнейшем?


  • Стратегия

Общественное участие в импакт-инвестициях должно быть обусловлено соблюдением минимальных экологических и социальных условий. Кроме того, необходима государственная поддержка мониторинга состояния окружающей среды, создания местного потенциала и защиты природных территорий — ранее эти статьи расходов покрывались за счет финансирования извне.

  • Инвестиционные механизмы

Экологические и социальные критерии являются важными факторами в процессе комплексной проверки, но не гарантируют создания положительного воздействия. Следовательно, необходимо разработать способ измерения эффективности, чтобы оценить влияние изменений от инвестиций. Методы измерения влияют на то, насколько значимыми являются результаты мониторинга. Посещения проекта и интервью с сотрудниками позволяют лучше понять оказываемое воздействие проекта, чем годовые отчеты, добровольно отправляемые реципиентом капитала. При общении с инвесторами следует уделять больше внимания экологическому и социальному воздействию, наряду с доходностью.

  • Инвесторы

Инвесторы должны осознавать, что на практике невозможно сочетать краткосрочную рыночную доходность с положительным экологическим и социальным воздействием. Реалистичные ожидания относительно нормы прибыли снижают давление на импакт-инвесторов, которые нацелены оказать положительное влияние.
Инвесторы могут усилить воздействие инвестиций и стимулировать измерение их эффективности, запрашивая более детальную информацию о мерах по сохранению природы и вкладе в местное развитие.

След для биологического разнообразия


След для биоразнообразия охватывает как положительное, так и отрицательное воздействие. Финансовые институты следа биоразнообразия (The Biodiversity Footprint Financial Institutions, BFFI), используемые банком ASN в Нидерландах, могут рассчитывать как положительные, так и отрицательные показатели воздействия при наличии соответствующих данных. В то же время, остаются актуальными вопросы о методологическом определении экологического воздействия — можно ли считать проекты, которые минимизируют воздействие отрицательное, проектами с воздействием положительным?

Что же входит в понятие инвестиций с положительным следом для биоразнообразия?

  • инвестиции, направленные на повышение биоразнообразия, существующего в данный момент;

  • инвестиции, направленные на восстановление биоразнообразия в конкретной экосистеме до определенного состояния;

  • снижение негативных последствий для биоразнообразия в результате вложения финансовых средств в проекты, направленные на устранение одного или нескольких факторов утраты биоразнообразия в результате существующей экономической деятельности;

  • инвестиции, направленные на снижение негативного воздействия на биоразнообразие в результате производства энергии;

  • предотвращение негативного воздействия на биоразнообразие в результате инвестирования в альтернативные источники средств к существованию, что предотвращает нерациональное использование и добычу ресурсов, ведущие к потере биоразнообразия;

  • предотвращение негативного воздействия на биоразнообразие в результате инвестирования в мероприятия и проекты, направленные на предотвращение будущих рисков для биоразнообразия.

Чистое воздействие


Определение позитивного импакта от проектов, связанных с решением проблемы потери биоразнообразия, часто оперируют понятием «чистого прироста биоразнообразия» — импакт от реализации проектов улучшает состояние биоразнообразия в местных экосистемах относительно эталонного уровня. Рассчитывается этот показатель на основе суммы положительного и отрицательного воздействия на экосистемы. Стоит обратить внимание на тот факт, что «эталонная ситуация» не соответствует той ситуации, которую проект хочет достичь при помощи инвестиций. «Эталонная ситуация» отражает состояние биоразнообразия или воздействие на биоразнообразие без осуществления инвестиций.

Для расчета положительного и отрицательного воздействия на биоразнообразие экономической деятельности могут использоваться различные типы данных, включая данные о фактических изменениях биоразнообразия до и после осуществления инвестиций, экологические данные от предприятий/ организаций, участвующих в инвестиционной деятельности (прямые данные), данные из литературы (например, о различных типах землепользования и связанных с ними воздействиях на биоразнообразие, а также данные из таких баз данных, как Exiobase и Ecoinvent (косвенные данные)).

В целом можно сказать, что измерение реальных изменений в биоразнообразии будет более точным, чем расчет потенциальных воздействий, а использование прямых данных более точно, чем использование косвенных данных. Однако в случае воздействия на биоразнообразие на уровне инвестиционного портфеля, обработка прямых данных может занять слишком много времени, и использование косвенных данных является предпочтительным. BFFI может использовать прямые и косвенные данные для расчета воздействия на биоразнообразие.

Выгоды от импакт-инвестиций с положительным следом для биоразнообразия


В результате импакт-инвестиций с положительным следом для биоразнообразия доход может быть получен от продажи товаров (например, кофе, какао, древесины и др.) и услуг (например, эко-туров). Кредиты предоставляются реципиентам напрямую через инвестиционный механизм или через промежуточного финансового агента. Финансовая прибыль инвестора выплачивается из процентных платежей реципиента капитала. Довольно часто встречающимися структурами инвестирования являются долевое участие или мезонинное финансирование.

Прогнозируемая прибыль обычно высчитывается индивидуально и варьируется от 2% до 11% годовых. Согласно мнения экспертов, ожидаемая прибыль не всегда состоит в созависимости с желанием руководителей проекта создать позитивный экологический и социальный импакт.

Существуют определенные сложности с получением конкурентоспособной прибыли в определенный период — например, прибыль от проектов в области лесного хозяйства может быть получена только через определенный период. В области сельского хозяйства узкая специализация продуктов для культивации и большое количество мелких конкурентов, наряду с уязвимостью урожая к природным явлениям создают трудности для новых участников рынка.

Иногда финансирование проектов, привлекающих частные инвестиции, поддерживается государством, но в этом случае представляет сложность расчет нормы прибыли для инвестора. Одной из причин подобных затруднений может являться новизна отрасли и отсутствие соответствующего багажа опыта в данном направлении. К тому же, объединять природные риски с рисками экономическими бывает гораздо сложнее, чем кажется на первый взгляд. Оценка усложняется нежеланием многих компаний делиться конфиденциальными данными об их доходности.

До сих пор оценка социального и экологического импакта, так же, как и создание местных мощностей для дальнейшей работы, финансируется за счет третьих сторон — государства, НИИ или благотворительных пожертвований. Эти затраты еще больше снижают норму прибыли и поэтому часто являются принимаются экстернальными факторами, хотя наращивание потенциала и измерение экологического и социального воздействия является ключевым аспектом импакт-инвестиций.

Читать далее:






Все актуальные новости в мире импакта, устойчивого развития и smart-финансов на нашем официальном Телеграм-канале IxD Capital | Impact Channel
Секторы и технологии