IxD Capital News

Венчур vs. импакт: где грань? | Обзор IxD Capital

Венчур vs. импакт: где грань и так ли она принципиальна?


Обзор IxD Capital об импакт-инвестициях, интегрирующих подход к положительной оценке их воздействия без ущерба для экономических показателей бизнеса.


Несомненно, аудитории хорошо знакомы термины «venture» и «impact» как в общем смысле, так и в контексте мира инвестиций.

Разграничение между венчурными и импакт-инвестициями очевидно уже на интуитивном уровне: только один из рассматриваемых двух форматов инвестирования предполагает заложенный в названии приоритет импакта, или позитивного воздействия на окружающую действительность в широком спектре направлений, от экологии и чистой энергетики до гражданского общества и корпоративного управления.

Тем не менее, неэтично и фактически неверно было бы утверждать, что венчурный капитал заинтересован в извлечении прибыли любой ценой — многие венчурные инвесторы и фонды могут утверждать, что их портфели богаты на примеры удачных, экономически сильных проектов, создавших, помимо приличной прибыли, неоспоримые позитивные последствия для своего сектора и потребителя.

Разграничение, в таком случае, происходит на этапе целеполагания.

Инвестиционные решения, нацеленные преимущественно на экономическую доходность, даже если они потенциально ведут к значительным, масштабируемым, позитивным последствиям для общества, традиционно не относят к импакт-инвестированию.

Импакт-инвестирование — это, как считают, приоритет желаемого воздействия над возможной прибылью. При этом существует мнение, что прибыли от импакт-инвестиций можно и не дождаться, к чему, в принципе, готов и сам инвестор — как правило, уже заработавший весомый капитал, занимаясь венчурным инвестированием.

Круг замыкается четкой дихотомией «прибыль vs. импакт», сохраняющейся на уровне восприятия, целеполагания и принятия решений, даже если импакт неожиданно оказывается прибыльным, или побочным эффектом высокодоходного проекта становится позитивное воздействие.

Возможно ли, что такая парадигма не отвечает меняющимся на наших глазах реалиям глобальной экономики и сужает «пространство для маневра» как для инвестора, так и для бизнеса?

Несмотря на порой возникающие противоречия в терминологии (действительно, достаточно туманной, особенно в русскоязычном пространстве), импакт-инвестирование не подразумевает филантропический порыв справиться с глобальными вызовами, невзирая на прибыль.

Сфера импакта — это достаточно четкий свод методологии, показателей и критериев, позволяющих квалифицировать тот или иной проект как соответствующий интересам устойчивого развития на основании его нематериальных эффектов.

Соответственно, инвестиции в такой проект автоматически можно отнести к импакт-инвестированию.

Означает ли это, что интерес в получении прибыли делает невозможным импакт-инвестирование в полном смысле слова? — Очевидно, нет.

Обозначенные выше нематериальные эффекты вовсе не обязательно должны иметь абсолютный приоритет над экономическими показателями в импакт-инвестировании.

Напротив, в идеальной ситуации все наборы показателей и критериев, как материальных, так и нематериальных, должны рассматриваться в совокупности для формирования всестороннего представления о проекте с точки зрения его экономической доходности, устойчивости и социальной ответственности.

На сегодняшний день в мире существуют две взаимосвязанные тенденции:


Первая заключается в общем падении уровня доверия к бизнесу, финансовым институтам и глобальной капиталистической системе в целом.

Нестабильная кризисная ситуация порождает достаточно пессимистичный взгляд населения мира на свое будущее: согласно исследованию Edelman Trust Barometer 2020, 56% населения уверены, что капитализм приносит миру больше вреда, чем пользы, лишь 1 из 3 опрошенных в странах с развитым рынком полагает, что качество его жизни улучшится в следующие пять лет, и менее 1 из 5 могут сказать, что система работает на них, а не наоборот.

Вторую же тенденцию можно обобщить как совокупность стремлений и усилий международного сообщества по изменению такого положения дел.

Так, Edelman Trust Barometer 2020 также отмечает, что 87% населения считают, что долгосрочный успех компании зависит от стейкхолдеров (сотрудников, потребителей и сообществ), а не от акционеров.

Примечательно также исследование Morningstar, которое проанализировало 745 устойчивых инвестиционных фондов, сравнило показатели их деятельности с 4 150 традиционными фондами и заключило, что доходность этических фондов в долгосрочной перспективе равна или превышает доходность традиционных по всем рассматриваемым категориям.

Наконец, нельзя не отметить наблюдаемый во множестве развитых государств тренд на более строгое внедрение повестки устойчивого развития в финансовую и инвестиционную сферы, предполагающий обязательное для фондов и корпораций соблюдение критериев устойчивости нематериальных эффектов деятельности.

Итак, инвестиционный ландшафт сегодня формируется в условиях растущего скепсиса в отношении капиталистической системы и ее способности дать адекватный ответ на глобальные вызовы, а также ужесточения на законодательном уровне требований к устойчивости деятельности компаний при отмеченной эквивалентной или опережающей доходности инвестиций в сфере импакта по сравнению с традиционными.

Можно ожидать, что давление международного сообщества и внешних регуляторов на инвестиционную среду будет только расти.

В таком контексте не будет преувеличением утверждать, что в перспективе любая инвестиция должна стремиться быть импакт-инвестицией — в том смысле, что она обязательно должна учитывать нематериальные показатели устойчивости, чтобы вообще претендовать на целесообразность.

Грань между венчурными и импакт-инвестициями в этом свете представляется исключительно умозрительной конструкцией.

Для примера успешных импакт-инвестиций, интегрирующих вышеизложенный подход к оценке их воздействия без ущерба для экономических показателей и создания экономической прибыли, IxD Capital предлагает ознакомиться с обзором.