Publications

Рынок капиталов | Альтернативные активы

Искусство как альтернативный класс активов: текущее положение дел после пандемии COVID-19


В настоящее время среди состоятельных лиц наблюдается неослабевающий интерес к произведениям искусства и коллекционированию в рамках комплексной стратегии управления активами. Ключевые тенденции, которые будут формировать ландшафт услуг для арт-рынка в текущем году и в последующие годы, — это развитие технологий, изменения в регулировании и инвестиции в социальную сферу.

В то же время, несмотря на рост численности состоятельных граждан и повышение интереса к предметам искусства как к инвестиционным активам, на фоне увеличения объемов мирового богатства положительные тенденции на арт-рынке были очень слабыми. Результаты исследований показывают, что отсутствие прозрачности информации представляет собой постоянную проблему для коллекционеров и вызывает у них стойкое недоверие к рынку. Новые сложности возникают также из-за инвесторов следующего поколения, которые заинтересованы не только в прибыли, но и в выгодах для общества в целом. В этом году выделилось три тенденции, которые прямо или косвенно способствуют решению указанных проблем. Это развитие технологий, изменения в регулировании и инвестирование в социальные инициативы.

Подавляющее большинство специалистов в области искусства отмечают, что с помощью современных технологий отслеживать происхождение и перемещение произведений искусства станет проще. Эту точку зрения разделяет большая часть управляющих активами частных лиц. Технологии рассматриваются как катализатор изменений и роста на арт-рынке, который вносит коррективы в традиционные бизнес-модели.

Результаты исследований показывают, что для дальнейшего прогресса в данном направлении необходимы значительные инвестиции в совершенствование технологической инфраструктуры арт-рынка и создание нового поколения компаний, объединяющих искусство и технологии. Среди преимуществ таких компаний ― повышенная прозрачность и доверие заинтересованных сторон, обеспечиваемые за счет таких технологий, как блокчейн, большие данные, расширенная аналитика и искусственный интеллект.

Одна из перспективных моделей, позволяющих гармонично объединить технологические инвестиции с эффективными долгосрочными стратегиями, — создание сети бизнес-ангелов (частных венчурных инвесторов) для поддержки стартапов в области искусства и технологий на начальных этапах развития.

Опорой этой сети стали бы эксперты в области искусства и коллекционеры, которые хорошо знают рынок и понимают его специфику и особенности функционирования. Такая сеть может стать ключевым каналом финансирования проектов, направленных на решение конкретных проблем арт-индустрии, и помочь инвесторам сформировать долгосрочные ожидания и обрести более полное понимание механизмов работы арт-рынка.

Все больше инвесторов на арт-рынке предпочитают вкладывать средства в продукты, которые приносят пользу обществу и миру в целом. Сейчас необходимы новые модели социальных инвестиций, ориентированные на некоммерческие организации и проекты в сфере культуры и искусства. Одним из примеров новаторских инвестиционных и финансовых решений может стать государственно-частное партнерство. Такая форма сотрудничества может помочь превратить государственные коллекции в активы, приносящие ощутимую отдачу, и, таким образом, обеспечить государственные учреждения средствами для достижения поставленных целей.

На протяжении последних 10 лет наблюдается рост числа сделок на рынке кредитования под залог произведений искусства. Кроме того, в 2019 году данное направление вошло в список наиболее популярных услуг в области искусства и управления активами состоятельных лиц. С другой стороны, о приоритетности кредитования под залог произведений искусства в 2020 году заявляет лишь малая часть клиентов европейских банков. Эта цифра резко контрастирует с аналогичным показателем для американских банков, работающих с частным капиталом: в число ключевых данное направление включили 80% из них.

Одной из причин такой разницы, по-видимому, является отсутствие надлежащей правовой базы в Европе, где концепция предметов искусства как одного из видов инвестиционных активов распространена меньше, чем в США. Более того, в Европе нет единой системы регистрации платежей за личное движимое имущество, тогда как в США используется Единый торговый кодекс (UCC). В каждой из европейских стран существует собственная система, однако многие из таких систем не подходят для регистрации сделок кредитования под залог предметов искусства в XXI веке.

Текущее положение дел на рынке искусства


С началом 2020 года рынок искусства переживает серьезные потрясения. Вступление в силу пятой антиотмывочной директивы ЕС и начавшийся Brexit лишили лондонские аукционы первоклассных работ и части европейских коллекционеров, эпидемия коронавируса перевела Art Basel Hong Kong в режим онлайн и отменила с десяток других ярмарок искусства и аукционных торгов, а последовавшее падение индексов фондовых рынков и стоимости основных марок нефти отразились на личном капитале крупнейших мировых коллекционеров. Инвесторы, не успевшие продать предметы искусства «на пике», сегодня решают, стоит ли спешить с продажей; а те, у кого есть свободные деньги, думают, стоит ли покупать «на спаде». Мысли всех участников рынка сводятся к одному вопросу: что будет с рынком дальше?.

Факторы, которые существенно влияют на рынок искусства в негативном ключе, можно разделить на три группы: политическая нестабильность (и ее крайняя степень — война), экономический кризис и эпидемия. Анализируя объемы продаж и ценовую динамику искусства во время социально-экономических потрясений, можно составить определенный прогноз, как арт-рынок поведет себя сегодня, но с одной существенной оговоркой: в новейшей истории рынок искусства никогда не сталкивался с эпидемией на уровне пандемии, хотя эпидемии являлись историческими спутниками развития искусства и появления арт-рынка.

В 2020 году из-за коронавируса пострадала Art Basel, первой среди крупных игроков рынка, отменив проведение намеченной на 19−21 марта ярмарки в Гонконге и перенеся продажи в режим онлайн. С начала марта объявили об отсрочке или отмене и другие ярмарки: пекинская Jingart, миланская miart, а также Art Paris, Art Berlin и Art Dubai. Ярмарка TEFAF в Маастрихте (Нидерланды), рискнувшая проводить событие в стране с 20 подтвержденными случаями заражения, была закрыта за четыре дня до окончания, 11 марта 2020 года, после обнаружения коронавируса у одного из участвовавших галеристов.

На первый взгляд ситуация с пандемией может сыграть арт-рынку в плюс: увеличится количество доступного искусства, переведенного в цифровой формат (как известно с 2011 года, наличие у музея виртуального аналога провоцирует посетителя приехать и увидеть собрание вживую), а перенесенные или отмененные ярмарки и торги могут создать эффект «отложенного спроса», побудив коллекционеров с удвоенной энергией совершать покупки после разгерметизации рынка. На то, что рынку искусства необходима если не пауза, то перезагрузка, намекали цифры отчетов Art Basel & UBS 2019 и 2020 годов: в частности, рост количества появившихся в продаже предметов в процентном отношении уступал ценовой динамике продаж и обороту глобального рынка в целом (предложение превышало спрос). Однако в экономике фактор отложенного спроса работает, только если у покупателя сохраняется свободный капитал, а нынешняя пандемия несет за собой серьезный экономический кризис.

Экономические риски, возникающие во время эпидемий, изучались и ранее. Китайский биржевой индекс MSCI упал на 8,6% после вспышки SARS (атипичной пневмонии) в апреле 2003 года, но восстановился и вырос более чем на 30% по сравнению с докризисной отметкой за следующие три месяца. Индекс акций на Гонконгской фондовой бирже в этот же период снизился на 20%, но так же быстро отыграл позиции. Эпидемия свиного гриппа в 2009 году вызвала падение на 4% индекса MSCI Mexico, который затем вырос более чем на 25%. Однако эти эпидемии были локальными.

В среднем галереи посещают четыре ярмарки в год, а условия большинства крупных ярмарок предполагают предоплату минимум за полгода. Соответственно, к началу 2020 года среднестатистическая галерея уже оплатила две из четырех ярмарок: из них одна была отменена и перенесена, другая находится в подвешенном состоянии (например, Art Basel в Базеле в конце июня). Офисы ярмарок функционируют круглогодично — 11 из 12 месяцев сотрудники работают над привлечением коллекционеров, в периоды турбулентности — усиленно. Не имея возможности получить доход от билетов или спонсорских контрактов, сегодня ярмарки поддерживают собственный штат и офис за счет предоплаченных галереями денег в ожидании лучших времен. Когда же они наконец наступят, смогут ли они исполнить обязательства перед галереями? Это — вопрос номер два.

Аукционные дома, на первый взгляд, находятся сегодня в наиболее выигрышном положении — в их распоряжении есть три канала продаж: публичные, частные и онлайн-торги. Однако первые сегодня переносятся, вторые испытывают серьезную конкуренцию с крупными дилерами. Добавим сюда необходимость содержать штат и платить аренду (особенно это касается крупных домов с международными филиалами) — и ситуация выглядит напряженной. Онлайн-аукционы также не могут избежать последствий пандемии — они обязаны принимать и инспектировать работы для торгов лично, следовательно, карантин для них равносилен фактическому прекращению деятельности. К уже существующим проблемам добавляются возможные проблемы с логистикой предметов искусства: международные грузоперевозки в целом работают без ограничений, но транспортные компании сообщают об увеличении сроков на таможенное оформление грузов. Сверхприбыль в настоящее время получают арт-юристы, специализирующиеся на взыскании неустоек в связи с форс-мажорными обстоятельствами, в разряд которых в большинстве контрактов определены эпидемии.

В периоды экономического кризиса рынок искусства не падает — падает покупательная способность большинства игроков. Причем падает не сразу: в первый год общемирового кризиса состоятельные коллекционеры покупают работы у тех, кто, по каким-либо причинам считает, что не выдержит напряжения периода рецессии. В той же последовательности рынок и восстанавливается: сначала общеэкономическая ситуация, а затем и объемы продаж искусства (поскольку оно не является предметом первой необходимости после окончания периода депрессии).

К сожалению, эффект «отложенного спроса» в данном случае с арт-рынком не сработает — после окончания пандемии мир будет ждать экономическая рецессия. В прошлые кризисные периоды рынок искусства всегда реагировал на общеэкономический спад с опозданием, тем самым сглаживая резкие перепады в цифровом выражении. В 2020 году период «сглаживания» проходит в режиме карантина.

Искусство как альтернативный класс активов


Современное отношение многих инвесторов к искусству как к полю для развертывания инвестиций поднимает вопрос о том, может ли искусство иметь какое-либо отношение к основным классам активов? Тенденция рассматривать произведения искусства в качестве финансового инструмента наряду с акциями и облигациями вызывает серьезную тревогу у представителей арт-сообществ. Многие деятели искусства считают, что художественные фонды опасны для рынка — они не были созданы по правилам, не говоря уже о том, что самим своим существованием они разрушают представление об искусстве как об эстетическом феномене. Искусство должно быть связано с удовольствием и эмоциями, а не с цифрами и счетами — так рассуждают многие представители арт-сообщества.

Однако в последнее время тенденция рассматривать произведения искусства наряду с традиционными активами при разработке инвестиционных стратегий набирает все большую популярность. Активы группируются в зависимости от характеристик соответствующих компаний. Главная привлекательность арт-рынка и главная причина его возрождения в качестве инвестиций — его низкая стоимость по сравнению с другими финансовыми активами. Однако вопрос стоимости часто бывает необъективен из-за неоднородной природы произведений искусства. Традиционные активы — это однородные товары, их нельзя дифференцировать, поскольку они имеют одинаковую стоимость на акцию каждой компании. В искусстве каждое произведение уникально, что делает его рынком, состоящим из разнородных товаров.

Уникальными характеристиками произведений искусства среди классов активов является предложение и доступность. Существует неэластичный запас искусства, поскольку большинство торгуемых произведений искусства находится в частных коллекциях, а дилеры могут ожидать наводнения рынка только в результате одного из четырех событий: смерти, долга, развода или роспуска коллекции владельца. Многие желанные произведения от старых мастеров до современного искусства хранятся в музеях, и в их отношении установлены ограничения, не позволяющие считать их частью рынка. Некоторые эксперты описывают рынок искусства как неэффективный из-за отсутствия рыночных цен — стоимость произведений искусств не может быть определена из-за отсутствия статистических и иных данных. В отличие от других рынков, прозрачные продажи на арт-рынке проводятся только на аукционах, в установленные даты и в определенные сезоны. Если инвестор приобретает акции, он может продать их и знать, какую цену он может за них получить. В случае с произведениями искусства такая схема не сработает.

Читать далее:






Все актуальные новости в мире импакта, устойчивого развития и smart-финансов на нашем официальном Телеграм-канале IxD Capital | Impact Channel
Рынок капиталов