Publications

Эффективность ESG-факторов | Отчет Fitch Ratings

Отчет Fitch ставит под сомнение эффективность ESG-факторов?


Отчет рейтингового агентства Fitch Ratings, опубликованный 29 апреля 2020 года, посвящён влиянию пандемии COVID-19 на мировые фондовые индексы. Американская корпорация пишет, что оснований для паники нет. Несмотря на негативные последствия, которые, по прогнозам, будут заметны в течение 2−3 лет, важно исходить из долгосрочных предпосылок роста котировок ESG-индексов.

Перспективы перехода к новым стандартам


Экономическое воздействие кризиса COVID-19 стало причиной падения стоимости активов и роста количества негативных прогнозов по секторам на фоне возможности массовых банкротств компаний. Представители пострадавших отраслей промышленности призывают к временной задержке ужесточения климатического регулирования и послаблениям в исполнении трудового законодательства. Например, угроза забастовок со стороны профсоюзов по вопросу защиты здоровья сотрудников вынудила американские авиакомпании и логистические компании в январе сократить или отменить несколько рейсов в Китай. Были внесены коррективы в оценку непрерывности деятельности бизнеса (т.н. фактор управления). Однако в целом данная ситуация оказала незначительное влияние на кредитные портфели банков по сравнению с рядом других факторов. Мы увидим лишь временное замедление перехода на новые экологические стандарты или стандарты корпоративной социальной ответственности. Тогда как скорее всего окончание пандемии коронавируса знаменует новый виток активности и ускорение данного процесса.

Изменение потребительского поведения: новые реалии


Пандемия COVID-19 значительно повлияла на спрос во многих секторах, поскольку социальное дистанцирование и другие меры, связанные с охраной здоровья граждан, ограничивают диапазон экономической активности. Как следствие, изменилось социальное поведение: люди стали чаще прибегать к онлайн-покупкам и услугам. Некоторые из этих сдвигов, вероятно, будут носить конъюнктурный характер, т.к. на фоне успехов в борьбе с коронавирусом ограничительные меры будут постепенно сниматься. Так, например, спрос на транспорт, вероятно, вернется после открытия школ и офисов.

Сдвиги потребительского спроса обусловлены скорее политикой правительства, чем изменениями привычной модели потребительского поведения. Ранее были отмечены естественные тенденции, в частности, снижение потребления табака в мировом масштабе, а также популяризация экологической упаковки, заменяющей пластик. Как бы то ни было, последствия распространения опасного вируса могут внести изменения в структуру приобретаемых товаров и услуг на уровне формирования новых потребительских привычек.

В этом вопросе корпорации мыслят на шаг вперед. Так, некоторые крупные компании стремятся сократить деловые поездки, делая упор на развитие телекоммуникационных технологий и снижение углеродного следа. Чем дольше длится пандемия, тем выше уровень технической модернизации операционных процессов.

Тонкая грань: снижение расходов и риски


Убыточные балансовые отчеты могут привести к ESG-рискам из-за дефицита инвестиций. В нынешних условиях компании прибегают к сокращению капитальных и операционных затрат. С одной стороны, может показаться, что меры носят ограниченный и вынужденный характер, однако они затронут вопрос о достижения целей устойчивого развития. Например, последние изменения в экологическом законодательстве оказали воздействие на развитие автомобильной отрасли и отрасли коммунального хозяйства, обозначили необходимость увеличения расходов для перехода на новые экологические стандарты, который, очевидно, затянется на время действия ограничительных мер в связи с распространением COVID-19.

Солидарность крупного бизнеса


Однако мы видим, что в отдельных регионах крупный бизнес оперативно отреагировал на глобальный кризис системы здравоохранения, наладив производство медицинского оборудования и масок. В это же время финансовые учреждения ввели послабления для заемщиков, оказавшихся в трудной жизненной ситуации. Компании делают ставку на социальных ожиданиях и укрепление своей репутации на рынке, что в краткосрочной перспективе может идти вразрез с материальными интересами акционеров.

Общественное негодование со стороны национальных и международных общественных организаций и фондов, может повлиять на «социальную лицензию на осуществление проекта» (Social License to Operate, SLO), концепцию, в рамках которой бизнесу требуется как минимум молчаливое одобрение государства и общества для ведения повседневной деятельности. Масштабные бедствия и скандалы несут репутационные риски для компаний, в особенности, занятых в секторе природных ресурсов. Результатом может стать прекращение строительства шахт и трубопроводов.

Антикризисные меры для бизнеса со стороны государства могут также включать в себя обязательство компаний внедрить новые стандарты трудового законодательства и улучшить условия труда на производстве. Долговые бумаги казначейства США выдаются компаниям в рамках закона об оказании экстренной помощи и поддержке экономической безопасности в борьбе с коронавирусом (The Coronavirus Aid, Relief, and Economic Security, CARES Act). Примечательно, что получаемые средства не могут быть направлены на выплату дивидендов акционерам и предназначены для сохранения рабочих мест для сотрудников компаний и технической модернизации.

Государство — гарант стабильности и инициатор перемен?


Перед политическими деятелями и законодателями открываются новые перспективы. Речь может идти, в частности, о разработке и принятии законодательных норм, направленных на создание благоприятной городской среды для пешеходов и велосипедистов.

Кроме того, дискуссия разворачивается вокруг того, какие меры и в каком масштабе государство должно направить на способствование переходу к возобновляемым источникам энергии и экономике с низким уровнем выбросов углеводородов. Например, министерство экологии Австрии обсуждает вопрос выделения пакета финансовой помощи для австрийских авиалиний. Также получатели государственных средств будут контролироваться общественными институтами еще долгое время после окончания пандемии. Данная ситуация напоминает мировой финансовый кризис 2008 года, когда законодательные органы и правительства были вынуждены оказать существенную финансовую поддержку банковским институтам.

Несмотря на то, что бюджетная политика во многих странах по окончании пандемии коронавируса будет пересмотрена, т.к. сократятся налоговые поступления в бюджет различных уровней, политики ряда европейских стран заявили о своей приверженности к «Европейской зеленой сделки» (European Green Deal). Южная Корея поддержала их позицию, подчеркнув готовность к исполнению своей зеленой программы, ставшей центром внимания после победы Демократической партии на национальных выборах.
Меры количественного смягчения, принятые центральные банками ЕС и Великобритании, идут в фарватере внедрения принципов ответственного инвестирования как части политики Центробанков по управлению резервами.

На фоне последних изменений экологического законодательства большее значение будет уделяться управлению системой снабжения, распространению углеродных налогов в различных юрисдикциях и импортным пошлинам на товары, производство которых привело к повышенным выбросам CO2. Рамочные документы, такие как Закон Калифорнии о прозрачности цепей поставок и Закон Великобритании о современном рабстве, требуют от компаний принимать в расчет защиту человеческих прав в их цепочках поставок. В конечном счете, эффективный менеджмент и прозрачность производственно-сбытовых цепочек — это важный управленческий фактор.

Таким образом, из отчета следует, что большую роль в продвижении ESG-факторов играет государство, которое в последнее время стало гарантом макроэкономической стабильности. При этом корпорации остаются заинтересованными в переходе к новым стандартам по мере того, как меняются потребительские модели поведения и появляется необходимость привлечения новой аудитории клиентов.

Читать далее:



Все актуальные новости в мире импакта, устойчивого развития и smart-финансов на нашем официальном Телеграм-канале IxD Capital | Impact Channel
Региональный обзор