Publications

Цели устойчивого развития | ЦУР-9

ЦУР-9: Создание стойкой инфраструктуры, содействие всеохватной и устойчивой индустриализации и инновациям


Всеохватная и устойчивая индустриализация наряду с инновациями и инфраструктурой может высвободить динамичные и конкурентоспособные экономические силы, которые создают занятость и доход. Они играют ключевую роль во внедрении и продвижении новых технологий, содействии международной торговле и обеспечении эффективного использования ресурсов.

Тем не менее, миру еще предстоит пройти долгий путь, чтобы полностью раскрыть этот потенциал. В частности, наименее развитым странам необходимо ускорить развитие своего производственного сектора, если они хотят добиться намеченной на 2030 год цели, и увеличить объем инвестиций в научные исследования и инновации.

Глобальный рост производства неуклонно сокращался даже еще до вспышки пандемии COVID-19. В настоящее время пандемия наносит тяжелый удар по отраслям обрабатывающей промышленности и вызывает сбои в глобальных цепочках создания стоимости и поставках продукции.

Инновации и технический прогресс имеют ключевое значение для поиска долгосрочных решений как экономических, так и экологических проблем, таких как повышение эффективности использования ресурсов и энергоэффективности.

Во многих развивающихся странах до сих пор отсутствует базовая инфраструктура — дороги, информационно-коммуникационные технологии, санитария, электроэнергия, водоснабжение. Для достижения устойчивого развития требуются инвестиции в инфраструктуру, с помощью которых можно расширить права и возможности граждан, их доступ к современным технологиям и связь с миром. Приблизительно 1−1,15 миллиардов человек не имеют доступа к надёжным услугам телефонной связи, 2,5 миллиарда — к базовым услугам в области санитарии, и почти 800 миллионов — к водным ресурсам. Улучшение инфраструктуры означает рост уровня жизни, медицинских и образовательных услуг, а также новые технологические возможности, такие как мобильная связь и Интернет.

Индустриализация — важный двигатель экономического роста и создатель новых рабочих мест. Помимо стойкой инфраструктуры, она должна опираться на исследовательскую деятельность, инновации и технологический прогресс. В мире, где более половины людей живут в городах, особенно важными становятся транспорт и возобновляемая энергетика, а также распространение информационно-коммуникационных технологий. Индустриализация может способствовать и снижению воздействия на окружающую среду путем содействия энергоэффективности и чистым технологиям.

Однако не стоит забывать, что при нынешнем росте мирового населения и урбанизации рост индустриализации должен быть устойчивым и энергоэффективным — способствовать повышению уровня жизни и достижению социальной стабильности, при этом не увеличивая нагрузку на окружающую среду.

Экономический рост, социальное развитие и меры по защите климата в значительной мере зависят от инвестиций в инфраструктуру, устойчивое развитие промышленности и технический прогресс. Ввиду стремительно меняющегося глобального экономического ландшафта и растущего неравенства поступательный рост должен включать в себя индустриализацию, которая, во-первых, предоставляет всем людям доступ к возможностям, а во-вторых, опирается на инновации и стойкую инфраструктуру.

Цена бездействия исключительно высока. Искоренение бедности может стать намного более трудной задачей, учитывая роль промышленности как ключевого фактора в глобальной повестке дня в области развития, нацеленной на искоренение бедности и поощрение устойчивого развития. Кроме того, отсутствие мер по улучшению инфраструктуры и поощрению технологических инноваций может стать причиной низкого уровня здравоохранения, недостаточной санитарии и ограниченного доступа к образованию.

Инвестиции в инфраструктуру играют ключевую роль как для развития каждой отдельно взятой страны, так и для развития общества в целом. Еще несколько лет назад инвестиции в инфраструктуру преследовали цель получения, скорее, социальной выгоды, но сейчас инвесторов всего мира привлекает низкий уровень риска инфраструктурных проектов и их стабильная доходность.

  • Приватизация австралийских аэропортов: обеспечение экономического роста за счет инвестиций в инфраструктуру

Австралийские аэропорты, как и в большинстве государств мира, принадлежали правительству страны и находились под государственным управлением. Но, с течением времени, становилось очевидно, что рост количества недорогих перевозчиков, увеличение пассажиропотока и открытие азиатских рынков, требуемые инвестиции в пропускную способность аэропортов, оборудование и комфорт пассажиров становились все более обременительными для баланса федерального правительства Австралии. В связи с этим, правительство решило, что инвестиции из частного сектора, сопровождаемые соответствующим регуляторным надзором, являются наилучшим способом для дальнейшего развития аэропортов страны, и приступило к процессу приватизации аэропортов Австралии.

Аэропорт Брисбена (Brisbane Airport Corporation, BAC) был одним из первых аэропортов, которые перешли в частную собственность. First State Investments (FSI), известная в Австралии как Colonial First State Global Asset Management, является основным инвестором и крупнейшим акционером BAC с долями владения и управления 26,5%.

Последовательная инвестиционная стратегия FSI с момента приобретения отражает характеристики аэропорта как основного актива инфраструктуры, который служит «воротами» для всего штата. С самого первого дня было ясно, что аэропорт является экономическим двигателем для всего штата Квинсленд. Поэтому было важно, чтобы разработка долгосрочной стратегии шал не только для внутренних перспектив, но и для реализации потенциала международного роста, связанного с азиатскими и другими международными рынками.

Эта стратегия привела к инвестициям и улучшению эксплуатационных показателей во всех аспектах деятельности аэропорта. Изменения включали в себя реконструкцию международного терминала и новой северной подъездной дороги, а также несколько модернизаций и разработок для внутреннего терминала и автостоянок.

Возможность инвестировать большие объемы капитала облегчается благодаря нормативной модели «легкого прикосновения», используемой Австралийской комиссией по конкуренции и защите прав потребителей (ACCC) с 2002 года. «Нормативная база, используемая ACCC, позволяет BAC вести переговоры непосредственно с авиакомпаниями, фиксирую договоренности о необходимых инвестициях. Эта модель сыграла ключевую роль в том, чтобы дать возможность аэропортам и авиакомпаниям договориться о стратегии развития аэропортов в соответствии со спросом, и создании объектов, обеспечивающих наилучшее обслуживание клиентов.

Чтобы поддержать работу аэропорта, FSI использует активный подход к управлению активами. Это включает в себя работу с Советом директоров и руководством по разработке стратегии и повышению эффективности инвестиций, а также поддержанию долгосрочной ориентации на ответственные инвестиции и устойчивую отдачу.

Номинальные директора FSI участвуют во всех комитетах Совета директоров, привнося в разработку стратегии опыт авиационного сектора. Успех Брисбенского аэропорта в реализации новой стратегии подтверждается ростом числа занятого в компании персонала: число прямых и косвенных сотрудников увеличилось с 4700 до 21 000. Показатель EBITDA после приватизации вырос на 10,4%, а количество пассажиров на 4,3%.

В то же время, положительный импакт аэропорта на общество, социальную и окружающую среду были отмечены несколькими наградами. Брисбенский аэропорт призвался аэропортом номер один в Австралии по качеству обслуживания 12 лет подряд в ходе опроса, проводимого ACCC, к тому же, он стал седьмым аэропортом в Азиатско-Тихоокеанском регионе, достигшим уровня углеродной аккредитации аэропортов 3-го уровня.

К 2035 году аэропорт будет приносить региональные экономические выгоды в размере около 5 миллиардов долларов США в год — к этому добавятся многие социальные выгоды, включая увеличение занятости в аэропорту до более чем 50 000 человек, а также создание 7800 рабочих мест в регионе Брисбен/ Моретон.

Аэропорт Брисбен играет важную роль в экономике Квинсленда, создавая рабочие места, привлекая инвестиции со всего мира и стимулируя отрасль туризма — и предлагаемые инвестиции в инфраструктуру принесут пользу местной, государственной, региональной и национальной экономике.

Успех проекта приватизации аэропорта Брисбен нашел отражение в нескольких других аэропортах по всей Австралии. Примером может служить аэропорт Мельбурна — за счет свежих инвестиций частного сектора там было сделано расширение нового четвертого терминала и связанного с ним транспортного узла, улучшение доступа к аэропорту на суше, такого как новые дороги, автомобильные стоянки и точки доступа общественного транспорта, а также улучшение обслуживания клиентов, в том числе пунктов выдачи багажа, розничной торговли и предложения салона авиакомпании. Эти инвестиции привели к увеличению числа пассажиров более чем на 20 миллионов до 35,2 миллиона в 2015—2016 годах.

Аэропорт Аделаиды является еще одним примером. Консорциум австралийских пенсионных фондов, который приобрел концессию, осуществлял надзор за строительством нового интегрированного международного и внутреннего терминала, заменившего ранее два отдельных и устаревших объекта. Квинтэссенцией подхода, которого придерживались вдохновители проекта, была попытка открыть Южную Австралию для мировой экономики посредством расширения международных связей.

Эта стратегия привела к четырехкратному увеличению числа международных пассажиров, следующих через Аделаиду — самый высокий показатель совокупного роста аэропортов столицы Австралии. Совершенно очевидно, что менее чем за два десятилетия после приватизации частные инвестиции сильно преобразили аэропорты Австралии, а выгоды, как экономические, так и социальные, продолжают расти.

  • Peel Ports — развитие Северной электростанции

Peel Group (обычно известная под прежним названием Peel Holdings) является инвестиционной группой в сфере инфраструктуры, транспорта и недвижимости. Среди активов компании можно найти земельные участки и имущество, транспорт. Компания также занимается логистикой, розничной торговлей, энергетикой и СМИ. Peel — одна из крупнейших компаний по инвестициям в недвижимость в Великобритании, головной офис которой находится в Траффорд-центре в Большом Манчестере.

Peel Ports — вторая по величине группа портов Великобритании. Ее обширная география включает в себя: порты Ливерпуля, Медуэй в юго-восточной Англии, Хейшем в Ланкашире, Клайдпорт в Западной Шотландии и Грейт-Ярмут на восточном побережье, а также Манчестерский судоходный канал, контейнерный терминал в Дублине и средства морской поддержки в Тайн, Тис, Ливерпуль и Фалмут.

Deutsche Asset Management (Deutsche AM) приобрела 49% акций Peel Ports у Peel Group. Peel Group решила сотрудничать с Deutsche AM, чтобы привлечь опыт долгосрочного управления активами и финансового менеджмента, чтобы стимулировать дальнейшие возможности роста портовой инфраструктуры. За время сотрудничества Deutsche AM поддерживала Peel Ports в программах развития, предусматривающих капвложения на сумму около 680 миллионов фунтов стерлингов. Объем продаж через порт увеличился на 4%, а также было создано около 600 дополнительных рабочих мест.

Понимание того, каким образом возможна совместная работа с клиентами для стимулирования экономического роста региона является ключом к разработке дальнейшей стратегии развития компании и выбору основных направлений ее деятельности.

Эта идея отражена в кампании Cargo200 компании Peels Ports, в рамках которой она сотрудничает с предприятиями, осуществляющими свою деятельность на северо-западе региона, с целью преобразования своих глобальных цепочек поставок. Благодаря предоставлению новых услуг, связанных с портами, такими как Matalan, Typhoo и B&M, основные потоки товаров были перенаправлены в Ливерпуль благодаря новым фидерным услугам. Peels Ports стала одним из первопроходцев для подобной стратегии, открыв эру фидерных перевозок через Ливерпуль для других компаний сектора. Данная стратегия принесла значительные экологические выгоды — за счет сокращения дорожной сети Великобритании на 25 миллионов миль было сэкономлено более 30 000 тонн СО2.

В настоящее время служба перемещает более 20 000 контейнеров в год между Ливерпулем и Манчестером по судоходному каналу, экономя еще 700 000 миль транспортной сети в год. Еще одна ключевая мысль, которой придерживаются инвесторы и руководство Peel Ports, — это стратегия выхода за рамки краткосрочных циклов, чтобы компания могла сосредоточиться на долгосрочной перспективе — подход, который хорошо себя зарекомендовал во время последней рецессии. Для инвесторов, специализирующихся на проектах с долгосрочной перспективой, рецессия сама по себе не является движущей силой каких-либо конкретных действий. Таким образом, компания просто продолжает улучшать те направления деятельности, над которыми уже шла работа.

Одним из подобных улучшений стало создание Ливерпуля-2 — нового контейнерного терминала стоимостью 400 миллионов фунтов стерлингов. Данный терминал позволит продолжить автоматизацию портовых операций, а также создаст 500 рабочих мест напрямую и 5000 косвенно на северо-западе региона. Признавая, что улучшение доступа к порту важно для максимизации выгод от расширения, правительство Великобритании также взяло на себя обязательство как добавить вторую линию на железнодорожном сообщении с портом, так и модернизировать соединенные автомагистрали или построить новую дорогу, чтобы повысить эффективность дорожного сообщения.

  • Глобальные контейнерные терминалы

В Северной Америке можно найти много примеров выгодных проектов, которые предполагают вложение частных средств в инфраструктуру. OTPP Global Container Terminals (GCT) является одним из крупнейших операторов контейнерных терминалов в Северной Америке, и эксплуатирует два терминала — Deltaport и Vanterm — на условиях долгосрочной аренды у администрации порта Ванкувер Фрейзер, а также Bayonne и NY Container Terminal в порту Нью-Йорк/ Нью-Джерси.

На протяжении десятилетия, прошедшего с момента приобретения, особой отличительной чертой руководства OTPP GCT были как его готовность принимать долгосрочные взгляды на принятие решений, так и его скоординированный подход к работе в партнерстве с государственным сектором для взаимной выгоды.

Терминальный бизнес является частью более широкой цепочки поставок, поэтому любые инвестиции должны учитывать качество автомобильной, железнодорожной и связанной с ними инфраструктуры. Инвестиции в терминальный бизнес предполагают сотрудничество многих владельцев составных частей логистической инфраструктуры.

Читать далее:




Все актуальные новости в мире импакта, устойчивого развития и smart-финансов на нашем официальном Телеграм-канале IxD Capital | Impact Channel
ЦУР, ESG, Импакт