Publications

Импакт-инвестирование | Азия

Развитие импакт-инвестирования в Азии


Хотя концепция импакт-инвестиций (инвестиций воздействия) существовала в течение многих лет, этот термин впервые был придуман в 2007 году и начал набирать популярность после глобального финансового кризиса 2008 года, так как поставщики капитала начали переосмысливать свои стратегии, рассматривая долгосрочное устойчивое финансирование как инвестиции, потенциально способствующие сокращению спекулятивных пузырей на рынке.

На сегодняшний день импакт-инвестиции постепенно становятся признанной и законной инвестиционной практикой на фоне растущей озабоченности общества насчет изменения климата, прав человека и социальной справедливости, доминирующих в условиях возникающих рисков. В последнее десятилетие импакт-инвестирование превратилось в функционирующий рынок, который охватывает широкий круг инвесторов, преследующих социальные и экологические цели, и который включает, помимо прочего, различные пенсионные фонды, финансовые учреждения, фонды и институты финансирования развития.

Глобальные тенденции и движущие силы инвестирования


Касательно спроса — в основе растущего спроса на импакт-инвестиции лежит рост социальных и экологических тенденций, которые негативно влияют на различные сообщества во всем мире.

Растущий интерес со стороны ключевых демографических групп


Растет спрос со стороны всех типов инвесторов, причем особенно заметный рост спроса со стороны женщин и миллениалов заставляет переосмыслить инвестиционные стратегии и их подход к рынку. Согласно опросу, проведенному Bloomberg, по уровню инвестиций в социальное воздействие миллениалы сильно превосходят бэби-бумеров. Аналогичным образом, гораздо больше женщин заинтересовано в инвестициях в социальное и экологическое воздействие.

Новые данные о коммерческой отдаче


Вопреки общепринятым представлениям об ожидаемых доходах, недавние исследования показывают, что импакт-инвестиции могут генерировать коммерческий доход, сопоставимый с доходами, полученными в результате традиционного инвестирования. Результаты этих первоначальных исследований привели к позитивным изменениям в экосистеме импакт-инвестиций, которые оказались необходимыми для изменения восприятия и обеспечения ощутимой дифференциации от традиционной филантропии. Ежегодное исследование GIIN, проведенное в 2019 году, показало, что две трети импакт-инвесторов нацелены на рыночную доходность с поправкой на риск, при этом большинство из них удовлетворяют или превышают свои ожидания.

С точки зрения спроса — растущий спрос на импакт-инвестирование сопровождается все более эффективным процессом посредничества, обеспечивающим большее разнообразие инвестиционных инструментов и прокладывающим путь к более зрелой экосистемной инфраструктуре.

Расширение круга инвестиционных механизмов


За последнее десятилетие выросло количество инвестиционных инструментов и финансовых структур, что обеспечило лучшее соответствие между потребностями инвесторов и импакт-проектами. Рост фондов, управляющих фондами и инновационных финансовых продуктов позволяет заинтересованным поставщикам капитала направлять финансирование на проекты с положительным эффектом.

Созревание экосистемной инфраструктуры


Экосистема также выросла экономически и финансово за счет развития вспомогательной инфраструктуры — от формирования общего языка и терминологии до создания платформ для достижения консенсуса, сотрудничества и оптимизации деятельности. Даже находясь на начальной стадии, эти платформы достаточно быстро закрывают пробел в знаниях, который до настоящего времени существовал между инвесторами с точки зрения формулирования требований и инвестиционной стратегии.

Проблема формирования азиатской самобытности


В последнее десятилетие значимость Азии как экономического центра возрастала с каждым годом. Многие страны перешли из пограничного состояния к статусу развивающегося рынка, открывая новые возможности для инновационных отраслей, чему также способствовало развитие цифровых технологий и электронной коммерции.

Благосостояние населения в Азии также стремительно растет — по прогнозам, регион будет третьим по величине рынком в мире, с точки зрения количества людей со сверхвысокими доходами в период с 2019 по 2023 года. Это говорит о том, что на частные инвестиции в Азии будет выделено больше капитала. Все обозначенные факторы и тренды привели к увеличению дискреционного AUM владельцев азиатских активов и общего объема инвестиций в регионе. Аналогичным образом, неизменный глобальный интерес к Азии обеспечивает большой потенциальный объем капитала для импакт-инвестиций.

Следует отметить, что быстрый экономический рост, тем не менее, сопряжен со многими проблемами: увеличивающийся разрыв в уровне благосостояния, неравные доступ к ресурсам и социально-экономическая мобильность, а также гендерное неравенство — это лишь некоторые из них. Проблемы экологии и устойчивости продолжают оставаться насущными для региона. Многие начинающие предприятия строят свои бизнес-модели и стратегии на основе продуктов и услуг, которые направлены на устранение этих недостатков и достижение ЦУР, что ведет к расширению возможностей для импакт-инвестирования.

Импакт-инвестирование — достаточно новая и молодая концепция в Азии, но ее популярность стремительно растет. В общей сложности 16% глобальных инвестиций AUM выделяются в Восточную, Южную и Юго-Восточную Азию, по сравнению с 28% AUM, выделяемыми в США и Канаде. В период с 2014 по 2018 год в Южной Азии наблюдался совокупный годовой темп роста (Compound Annual Growth Rate, CAGR) в размере AUM, равный 24%, в то время как в Восточной и Юго-Восточной Азии показатель CAGR составлял 20%.

Однако, можно увидеть расхождение в намерениях и целевых предпочтениях инвесторов, которые ориентированы на развивающийся рынок (Emerging Market, EM), и тех, кто ориентирован на развитый рынок (Developed Market, DM). Например, инвесторы, ориентированные на EM, с большей вероятностью нацелены на социально-экономические проекты, в то время как инвесторы, ориентированные на DM, уделяют больше внимания повестке дня, ориентированной на устойчивость. Помимо ориентации на разные темы, эти различия проявляются в распределении по секторам, видам используемых инструментов финансирования и отдельным этапам развития инвестируемых компаний.

Хотя необходимо признать, что подобное разнообразие присуще импакт-сообществу, важно продолжать укреплять ключевые принципы, определяющие эту практику.

Экосистема импакт-инвестирования в Азии


На новых сформировавшихся рынках важно группировать импакт-инвесторов по определенному признаку, независимо от срочности их инвестиций. Подобные группы в Азии называют архетипами — эти архетипы, которые также можно найти на глобальных рынках, дифференцированы по двум ключевым факторам — ожидаемой отдачи от инвестиций и установлению приоритетов для импакт-инвестирования: первый из них включает в себя диапазон ожиданий доходности капитала по всем предприятиям, второй — отражает актуальность и централизованность импакт-инвестиций как части общего мандата для каждого субъекта.

Архетипы импакт-инвесторов в Азии


  • Традиционные инвесторы, меняющие свое мировоззрение

Факторами, определяющими цели традиционного инвестирования, являются спрос клиентов на инвестирование с социальными и экологическими выгодами, а также диверсификация портфеля. Основными источниками капитала в данном случае являются собственные фонды инвесторов, а также фонды их клиентов. Обычно эти инвесторы уже давно находятся на рынке. В основном, эти инвесторы сталкиваются с такими вызовами, как: убеждение заинтересованных сторон в том, что импакт-инвестиции приносят коммерческую прибыль, непригодность установившейся системы бухгалтерского и финансового учета для описания социальных и экологических выгод, а также более длинный горизонт планирования инвестиционной деятельности и большие издержки по сравнению с традиционными инвестициями.

  • Импакт-инвесторы, которые стремятся к прибыли на уровне остальных компаний рынка

Факторами, которые определяют инвестиционные цели импакт-инвесторов, стремящихся к уровню прибыли, не меньшей чем в целом по портфелю, являются такие факторы, как спрос клиентов на инвестирование с социальными и экологическими выгодами, а также опора на целевые заинтересованные стороны. Основными источниками такого капитала являются преимущественно частные инвесторы (институциональные инвесторы, растущее число высокодоходных и семейных офисов). Обычно такие инвесторы равномерно распределены по сегментам рынка. В основном, эти инвесторы сталкиваются с такими вызовами, как: поиск оптимального соотношения между необходимостью строгих расчетов и привлекательностью источника финансирования для социальных проектов, ограниченностью инвестиций сроком погашения и рисками на отдельных рынках (например, валютный риск), инновационностью и некоторой «самобытностью» отрасли, что приводит к отсутствию сложившегося опыта в части получения прибыли и вызывает определенные трудности в процессе привлечения средств.

  • Импакт-инвесторы, которые большее предпочтение отдают социальным и экологическим выгодам, а не коммерческой прибыли

Факторами, которые определяют инвестиционные цели импакт-инвесторов, отдающих большее предпочтение социальным, экологическим и другим нематериальным выгодам, являются мировоззрение и миссии их организаций, а также опора на целевые заинтересованные стороны. Основными источниками такого финансирования является сочетание капитала государственных и частных инвесторов (в основном филантропического характера). Этот тип инвесторов появился на рынке сравнительно недавно. В основном, эти инвесторы сталкиваются с такими вызовами, как: низкая эффективность инвестиционной грамотности среди инвесторов (институциональных и розничных), ограничивающая доступность капитала, а также отсутствие четкого определения социальных предприятий, что приводит к ограничению сети контактов и поддержки инвесторов при входе на рынок.

КСО и заинтересованные группы общественности


Факторами, определяющими инвестиционные цели такого финансирования, являются настроение общественности и всех заинтересованных сторон, а также мировоззрение и миссии самих организаций. Основными источниками такого капитала являются собственные фонды инвесторов. Следует отметить, что такой тип инвесторов появился на рынке сравнительно недавно. В основном, эти инвесторы сталкиваются с такими вызовами, как: необходимость коммерческого обоснования привлеченных ресурсов (финансовых или иных) для инвестиционного управления организацией; недостаточная готовность большинства социальных предприятий к импакт-проектам, что в итоге приводит к отсутствию сделок с потенциальными инвестиционными возможностями.

Отсутствие единой системы для измерения и управления импактом


Азиатские инвесторы используют очень специфичный набор критериев для измерения импакта, что связано с большой диверсификацией целей, задач, амбиций и ресурсов участников рынка.

Система измерения и управления импактом (Impact Measurement and Management, IMM) быстро развивается — в настоящее время существует множество предлагаемых решений для IMM, обусловленных стремлением отрасли найти общий язык. И наоборот, появление большего количества решений создает ощущение все большего фрагментирования области. Некоторые организации начинают консолидировать предлагаемые решения, чтобы предоставить инвесторам более комплексное и унифицированное решение IMM. В дополнение к их усилиям, GIIN также недавно запустила систему IRIS+, которая включает в себя информацию от более чем 800 заинтересованных сторон по всей экосистеме импакт-инвестирования и охватывает основные показатели, повсеместно принятые в отрасли.

Несмотря на то, что IMM находится на ранних стадиях, она представляет собой значительный шаг вперед для отрасли в плане определения приоритетов и стандартизации конкретных показателей, необходимых для интеграции социальных и экологических факторов в инвестиционные решения наряду с риском и доходностью. Инвесторы в регионе указывают, что барьер для адаптации к предлагаемым глобальным решениям в Азии еще выше из-за отсутствия контекстных подходов, корректного понимания ландшафта сектора и несоответствия IMM инвестиционным целям. В результате большинство местных компаний либо принимают собственную IMM, предпочитая не соответствовать в полной мере определенным глобальным решениям, либо еще не имеют формализованной системы IMM, в отличие от их зарубежных коллег.

Ключевые вызовы, с которыми сталкивается Азиатский регион


  • Отсутствие общего языка для оценки воздействия

Традиционная концепция импакта воспринимается как широкая и субъективная и зачастую не ставится в главный приоритет при инвестировании. Неудивительно, что самая постоянная проблема для местных инвесторов в разных странах связана с IMM, что представляет собой один из самых больших барьеров для работы и входа на рынок новых импакт-инвесторов. Причины обозначенных барьеров следующие:

  • методы оценки импакта и сбора данных часто слишком дороги и сложны для осуществления;

  • аналитики пока еще не научились точно отслеживать показатели импакта (помимо основных показателей эффективности бизнеса);

  • отсутствие надежных данных приводит к неточным исходным предпосылкам для дальнейшего проведения сравнительного анализа.

  • Ограниченная нормативная и структурная база

В процессе работы на определенных рынках, в качестве насущной проблемы инвесторы указывают отсутствие сложившейся нормативной и структурной базы регулирования. Данный фактор потенциально имеет двоякое влияние: во-первых, он материализуется в форме более высокой доходности для инвесторов и поставщиков капитала за счет преувеличения фактических и предполагаемых рисков; во-вторых — ставит в неудобное положение все заинтересованные стороны, желающие войти на рынок.

Неосведомленность регулирующих органов в области импакт-инвестирования может привести к сложной, неэффективной и ограничительной политике (или вообще отсутствию стимулирующей политики). Это подтверждается, к примеру, отсутствием нормативной базы для социальных предприятий, ограничением иностранного владения и льгот.

Еще одной областью беспокойства для инвесторов является более изменчивый политический и регуляторный ландшафт в сравнении с развитыми рынками — эта проблема не является уникальной только для сферы импакт-инвестиций. Например, индонезийская нормативно-правовая среда считается очень сложной, что оказывает существенное влияние на инвесторов и компании применительно к выполнению ими своих финансовых обещаний. Кроме того, предприниматели сталкиваются с внутренними барьерами на протяжении всего жизненного цикла компании — бюрократические процессы увеличивают операционные издержки и время для создания бизнеса, а также для поддержания необходимого уровня соответствия нормам и требованиям на этапе роста и расширения.

  • Различия между реальностью и восприятием

Инвесторы в регионе также прокомментировали социально-культурные проблемы на рынках — эти проблемы часто называют неправильным представлением об импакт-инвестициях, что связано с общим стереотипом об импакт-инвестициях как одной из форм филантропии, отпугивающим часть инвесторов от входа на рынок.

Отсутствие единого понимания на рынке связано, в первую очередь, с многолетним опытом и предшествующими знаниями, которые, в конечном счете, привели к формированию жесткого спектра инвестиций, состоящего только из коммерческих и некоммерческих инвестиций, где не предусмотрено использование частного капитала для общественного блага. Кроме того, в Азии существуют специфические для стран аспекты различных социо-культурных проблем. Например, уровень финансовой и инвестиционной грамотности среди поставщиков капитала в Японии относительно низок, что является еще одним сдерживающим фактором для принятия эффективных инвестиционных решений.

Вследствие этого, инвесторы сталкиваются с трудностями в привлечении средств из местных фондов капитала. Организации также избегают определения «социального бизнеса», опасаясь, что этот ярлык может помешать им в будущем привлекать необходимый объем финансирования.

  • Отсутствие эффективного рыночного пространства

Даже при быстро растущем спросе на капитал, доступный для эффективного инвестирования, такой капитал часто бывает не полностью использован. Многие инвесторы указывают на трудности, возникающие в процессе оптимального распределения средств — то есть выбора инвестиционных возможностей с учетом баланса финансовых и импакт-факторов.

Посреднические процессы в Азии также находятся в зачаточном состоянии. Большинство средств зависит от неформального сетевого процесса, который является длительным, дорогостоящим и, в конечном итоге, не масштабируемым. Хотя создатели пробных экосистем, таких как AVPN, сделали первый шаг в создании платформ для эффективного подключения заинтересованных сторон, эти методы все еще не достигли необходимого масштаба распространенности.

  • Экосистема поддержки компаний только зарождается

Другая проблема, которая находит отклик у большинства инвесторов, — ограниченное развитие экосистемы поддержки инвестиций. Вспомогательные услуги для социальных предприятий на ранних стадиях развития менее структурированы, чем услуги для обычных предприятий. В результате этого меньшее количество социальных предприятий инвестиционного уровня готовы к вложению и распределению своего капитала, в сравнении с более развитыми рынками (за исключением Индии).

Часть инвесторов взяли на себя роль обеспечения рискового капитала, например, через смешанные финансовые структуры, однако, подобное делается только на индивидуальном уровне, так как инновационные финансовые инструменты и структуры к настоящему моменту времени еще не внедрены.

Читать далее:





Все актуальные новости в мире импакта, устойчивого развития и smart-финансов на нашем официальном Телеграм-канале IxD Capital | Impact Channel
Региональный обзор